Информационное письмо по отдельным налоговым вопросам

I. Налоговый контроль
Постановление Арбитражного суда СКО от 30.04.2019 N Ф08-2346/2019 по делу N А53-17358/2018

 
Суды первой и третьей инстанций согласились с позицией налогоплательщика о том, что  
налоговый орган не обосновал отсутствие у общества намерений использовать приобретенное недвижимое имущество в деятельности, облагаемой НДС, а представленных налоговым органом доказательств недостаточно для того, чтобы установить факт осуществления обществом деятельности, направленной на организацию формального документооборота.

По результатам камеральной проверки налоговой декларации  по НДС за 4 квартал 2016 года налоговая инспекция вынесла решение об отказе в возмещении НДС.
После отказа вышестоящим налоговым органом в удовлетворении апелляционной жалобы налогоплательщик обратился в суд.
Судебные инстанции установили, что основанием к отказу налогоплательщику ООО в возмещении НДС явился вывод налоговой инспекции о создании налогоплательщиком с организацией-продавцом и предыдущими собственниками формального документооборота в целях получения необоснованной налоговой выгоды в виде вычетов по НДС (продажа по заниженной цене, среди участников сделок имеются взаимозависимые лица); при этом материалами проверки не опровергнута реальность сделки по приобретению недвижимого имущества.

Налоговый орган вменил обществу претензии к бывшим собственникам имущества как налогоплательщикам, суд апелляционной инстанции поддержал выводы инспекции. Между тем, суд первой инстанции обосновано указал на неправомерность такого подхода со ссылкой на пункт 10 постановления N 53. Согласно Определению Конституционного Суда РФ от 16.10.2003 N 329-О истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции РФ не позволяет сделать вывод о том, что налогоплательщик несет ответственность за все организации, участвующие в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет; правоприменительные органы не могут истолковывать понятие "добросовестные налогоплательщики" как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством. Кроме того, как следует из решения налогового органа, инспекция проверила налоговые декларации бывших собственников имущества за 2009, 2012, 2013, 2014, 2015 годы, однако, без исследования вопросов использования/неиспользования имущества в предпринимательской деятельности каждым субъектом хозяйственной деятельности, подвергшимся проверке, этого недостаточно для вывода об отсутствии экономической целесообразности совершенных сделок.

Не подтверждается материалами дела вывод суда апелляционной инстанции о создании участников сделок в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением производственных мощностей.
Суд первой инстанции обоснованно исходил из той позиции, что судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность сделок. 

К тому же, в рассматриваемых сделках налогоплательщик являлся покупателем, следовательно, не имел возможности приобрести имущество по цене, отличающейся от цены предложения, установленной продавцом. Налоговый орган не представил суду доказательства наличия возможности у налогоплательщика, его учредителей и сотрудников либо бывших собственников имущества повлиять на цену передаваемого имущества.

При этом суд первой инстанции обоснованно указал, что сделки по приобретению имущественного комплекса нельзя признать контролируемыми на основе ст. 105.14 НК РФ. Суд первой инстанции правомерно исходил из того, что налоговый орган не представил доказательства установления особых коммерческих или финансовых условий при приобретении обществом имущества, доказательства того, что взаимозависимость бывших собственников имущества повлекла получение обществом необоснованной налоговой выгоды.

Организация юридического лица и выкуп имущества с целью ведения реальной хозяйственной деятельности само по себе не свидетельствует о незаконности деятельности организованного юридического лица. Выводы суда апелляционной инстанции об участниках схемы основаны на его же выводе о подконтрольности налогоплательщика бывшим собственникам имущества. Между тем суд апелляционной инстанции не привел доказательства указанной подконтрольности, выводы основал на предположениях.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что представленных доказательств недостаточно для того, чтобы установить факт осуществления налогоплательщиком организованной деятельности, направленной на организацию формального документооборота с целью получения необоснованной налоговой выгоды.
 
Рассматриваемое Постановление суда радует тем, что все же опять появляются не прогосударственные судебные акты по налоговым спорам, и хоть иногда суд «дает отпор» доминирующей сейчас позиции налоговых органов, состоящей в  максимальных придирках к налогоплательщикам и поиске максимального количества якобы нереальных хозяйственных операций в целях наполнения государственной казны.
 
 
II. НДФЛ
Постановление Арбитражного суда УО от 17.05.19 N Ф09-2260/19 по делу N А60-55635/2018

 
Принцип определения объекта налогообложения плательщиками НДФЛ аналогичен принципу определения объекта налогообложения для плательщиков, применяющих УСН с объектом налогообложения доходы, уменьшенные на величину расходов, поэтому для определения размера страховых взносов подлежат учету доходы предпринимателя, уменьшенные на величину расходов, непосредственно связанных с извлечением дохода.

Налоговый орган рассчитал индивидуальному предпринимателю, применяющему УСН «доходы минус расходы» страховые взносы за 2017 год с суммы дохода без учета расходов на основании того, что напрямую такого случая НК РФ не предусматривает.

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными действий инспекции по начислению страховых взносов по обязательному пенсионному страхованию.

Налоговый орган считает, что к рассматриваемым правоотношениям правовая позиция Конституционного Суда РФ, изложенная в Постановлении от 30.11.2016 N 27-П, не подлежит применению, поскольку выводы Конституционного Суда Российской Федерации в указанном деле сделаны в рамках рассмотрения вопроса исчисления страховых взносов индивидуальным предпринимателем, применяющим общий режим налогообложения, предусматривающий уплату налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) и не производящего выплаты и иные вознаграждения физическим лицам.

Однако  суды, удовлетворяя заявленные требования, исходили из того, что принцип определения объекта налогообложения плательщиками НДФЛ аналогичен принципу определения объекта налогообложения для плательщиков, применяющих УСН с объектом налогообложения доходы, уменьшенные на величину расходов, следовательно, изложенная Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 30.11.2016 N 27-П правовая позиция подлежит применению и в рассматриваемой ситуации.

вернуться к новостям