Информационное письмо по отдельным налоговым вопросам

I. Налоговый контроль
Определение Верховного Суда РФ от 13.06.2019 № 305-ЭС19-7994 по делу № А40-17635/18-140-1284

 
Суд подтвердил, что изъятие при выемке у налогоплательщика документов иной организации законно; документально подтвержденных фактов злоупотреблений должностными лицами налогового органа своими правами не установлено.

Налоговой инспекцией в ходе проведения выемки у Общества 1 изъяты документы и предметы. Полагая, что инспекцией изъяты документы и предметы, принадлежащие иной организации     (Обществу 2), то есть не относящиеся к предмету выездной налоговой проверки, Общество 2  обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным действий инспекции по вскрытию, осмотру помещения, а также выемки документов и предметов.
Налоговой инспекцией изъяты документы и предметы, принадлежащие Обществу 2: мобильный телефон, печать, решение участника, жесткие диски, проекты протоколов разногласий к договорам поставки, договоры, проекты договоров.

Оценив представленные доказательства, в том числе протокол о производстве выемки, заключение специалиста, переписку сотрудников Общества 1, данные ЕГРЮЛ, интернет- ресурса и системы банк-клиент с логинами и паролями, показания свидетеля-собственника помещения, суды пришли к выводу, что налоговой инспекцией все документы, изъятые у Общества 1, имеют отношение к его финансово-хозяйственной деятельности в проверяемом периоде. Действия инспекции проведены при участии сотрудников правоохранительных органов в присутствии генерального директора Общества 1 и понятых. 

Суды сделали следующие выводы, отказывая в удовлетворении заявления Общества 2:
- отсутствуют нарушения прав и законных интересов Общества 2 в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;
- основной целью Общества 2 является оказание поддержки своей подконтрольной организации путем злоупотребления правом на обжалование действий налогового органа. Судами принято во внимание, что Общество 2 является взаимозависимой по отношению к Обществу 1 ввиду совпадения данных по сотрудникам, руководящему составу, сведений о получении доходов, противоречивых показаний свидетелей.
 
II. Налог на прибыль
Постановление АС Западно-Сибирского округа от 11.06.2019 № Ф04-2184/2019 по делу № А27-11585/2018

 
Суд указал налоговому органу на то, что цессия с дисконтом является законным способом перемены лиц в обязательстве, а в полномочия налоговых органов входит лишь контроль за соблюдением налогоплательщиками законодательства о налогах и сборах.

Основанием для доначисления организации-налогоплательщику налога на прибыль послужили выводы налоговой инспекции о завышении внереализационных расходов в виде убытка в связи с получением необоснованной налоговой выгоды по операциям, связанным с заключением договоров уступки прав требования (цессии) с дисконтом.

При этом налоговый орган обосновал свою позицию следующими обстоятельствами:
- договоры цессии заключены между взаимозависимыми и аффилированными лицами;
- организации – цессионарии производили оплату по договорам цессии не за счёт собственных средств, а исключительно за счет средств, полученных впоследствии от должника;
- не принимались меры для взыскания задолженности перед заключением договоров цессии;
- дебиторская задолженность, ставшая предметом договоров цессии, не являлась проблемной, а являлась текущей задолженностью;
- цессионарии применяют упрощенную систему налогообложения.

Удовлетворяя требования налогоплательщика, суды пришли к выводу об отсутствии у налогового органа правовых оснований для исключения из состава внереализационных расходов суммы убытка, полученного по сделкам уступки права требования дебиторской задолженности.

Судами установлено, что спорные сделки не содержат признаков ничтожности, не признаны недействительными. Денежные средства по указанным договорам поступили на расчетный счет налогоплательщика в установленные договорами сроки. Образовавшаяся в результате уступки права требования разница учтена налогоплательщиком в качестве убытка в составе внереализационных расходов при исчислении налога на прибыль. Исключая данную сумму из состава внереализационных расходов и доначисляя налог на прибыль, налоговая инспекция исходила из того, что налогоплательщик совершил сделки, лишенные экономической обоснованности и направленные исключительно на минимизацию налоговых обязательств.

Между тем суды установили, что налоговым органом не доказана аффилированность либо согласованность действий участников сделок, отсутствие деловой цели их заключения, а также то, что налогоплательщик  преследовал лишь цель получения необоснованной налоговой выгоды.

Суды указали, что экономическая обоснованность тех или иных расходов является оценочной категорией и самостоятельно определяется налогоплательщиком; при этом Налоговый кодекс не наделяет налоговые органы полномочиями оценивать целесообразность действий налогоплательщика и определять, какие действия в рамках своей хозяйственной деятельности вправе производить налогоплательщик. В полномочия налоговых органов входит лишь контроль за соблюдением налогоплательщиками законодательства о налогах и сборах. Уступка права требования, в том числе с дисконтом, является законным способом перемены лиц в обязательстве. Кроме того, ст. 279 НК РФ, регулирующая порядок признания убытка по сделке уступки права требования долга в целях налогообложения, не предусматривает дополнительного условия о необходимости подтверждения налогоплательщиком принятия каких-либо мер по взысканию задолженности и не ставит право налогоплательщика по включению во внереализационные расходы сумм убытка по сделке уступки права требования в зависимость от того, принимал ли он меры по истребованию возникшей задолженности со своего заемщика.
 
III. УСН индивидуального предпринимателя и страховые взносы
Постановление АС Западно-Сибирского округа от 10.06.2019  по делу № А27-22492/2018

 
Индивидуальные предприниматели, применяющие УСН «доходы-минус расходы» вправе рассчитывать  страховые взносы на обязательное пенсионное страхование не с общей суммы доходов, а с доходов, уменьшенных на сумму расходов.

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 30.11.2016 № 27-П разъяснил, что взаимосвязанные положения п. 1 ч. 8 ст. 14 Закона № 212-ФЗ и ст. 227 НК РФ в той мере, в какой на их основании решается вопрос о размере дохода, учитываемого для определения размера страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, подлежащих уплате индивидуальным предпринимателем, уплачивающим НДФЛ и не производящим выплаты физическим лицам, подлежит уменьшению на величину фактически произведённых им и документально подтверждённых расходов, непосредственно связанных с извлечением дохода, в соответствии с установленными НК РФ правилами учёта таких расходов для целей исчисления и уплаты НДФЛ.

Выводы Конституционного Суда РФ сформулированы не применительно к конкретной системе налогообложения, а к принципам определения базы для начисления страховых взносов в общем, что согласуется с позицией, изложенной в п. 27 «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2017)», утв. Президиумом ВС РФ 12.07.2017.

В определении ВС РФ от 18.04.2017 № 304-КГ16-16937 указано, что изложенная в Постановлении           № 27-П правовая позиция подлежит применению и в рассматриваемой ситуации, поскольку принцип определения объекта налогообложения плательщиками НДФЛ аналогичен принципу определения объекта налогообложения для плательщиков, применяющих УСН с объектом налогообложения «доходы, уменьшенные на величину расходов».

И такое разъяснение КС РФ возникло не случайно, поскольку к вышеуказанному выводу можно прийти только путем системного толкования прямых и отсылочных норм налогового законодательства.

И вот после издания Постановления КС РФ №27-П  Пенсионный фонд РФ в добровольном порядке возвращал индивидуальным предпринимателям переплату по взносам за 2016 год, которая возникала в связи с расчетом взносов с общей суммы доходов без учета расходов, а за 2015 год отказывал, сославшись на то, что Постановления КС РФ №27-П  издано в 2016 году, в 2015 году оно отсутствовало (и это в условиях неизменности налогового законодательства по этому вопросу на рубеже 2015-2016 годов).

А с 2017 года  «хождение по мукам» таких индивидуальных предпринимателей приобрело «новые краски» уже со стороны налогового органа в связи со следующими обстоятельствами.

Федеральным законом от 03.07.2016 N 250-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации в связи с передачей налоговым органам полномочий по администрированию страховых взносов на обязательное пенсионное, социальное и медицинское страхование" (далее - Закон N 250-ФЗ) Федеральный закон от 24.07.2009 N 212-ФЗ "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования" (далее - Закон N 212-ФЗ) признан утратившим силу с 01.01.2017. С 01.01.2017 вопросы исчисления и уплаты страховых взносов, в том числе на обязательное пенсионное страхование, регулируются новой главой 34 НК РФ.

И в связи с этим налоговый орган занял следующую позицию относительно расчета взносов за 2017 год (как впрочем и за 2018 год) : положения ст. 430 НК РФ (из главы 34 НК РФ) не предполагают для плательщиков, применяющих УСН, уменьшение исчисленного дохода на суммы произведенных расходов, а Постановление КС РФ №27-П от 30.11.16 относится к ФЗ "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования" N 212-ФЗ, который утратил силу с 01.01.17 в связи с введением Главы 34 НК РФ; при этом налоговый орган ссылается на Письмо Минфина России от 12.02.2018 N 03-15-07/8369 и Решение Верховного Суда Российской Федерации от 08.06.2018 по делу N АКПИ18-273.
Но судебная практика по рассматриваемому вопросу за последние 2-3 года в пользу индивидуальных предпринимателей становится все многочисленнее, единообразнее и однозначнее. Суды, руководствуясь вышеуказанными разъяснениями КС РФ и логикой при установлении единого принципа определения налоговой базы сходных экономических отношений, особенно в свете того, что признание Федерального закона N 212-ФЗ от 24.07.2009 утратившим силу и введение в действие главы 34 НК РФ не затронули порядок определения базы для исчисления страховых взносов по обязательному пенсионному страхованию, отклоняют ссылку налогового органа на письмо Минфина России от 12.02.2018 N 03-15-07/8369,  поскольку данное письмо в силу требований статьи 13 АПК РФ не относится к числу нормативных правовых актов, применяемых арбитражными судами при рассмотрении и разрешении соответствующих дел, а следовательно, содержащиеся в нем разъяснения не являются обязательными для судов, на что указано и в решении Верховного Суда Российской Федерации от 08.06.2018 по делу N АКПИ18-273.

Мало того, суды считают, что позиция налогового органа приводит к нарушению конституционных прав, а именно: в правовой позиции Конституционного Суда РФ по Постановлению от 30.11.2016 г. N 27-П фактически отражено, что к расчетной базе для обложения страховыми взносами по обязательному пенсионному страхованию предъявляются требования экономической обоснованности ее установления, которые зависят от размера доходов индивидуального предпринимателя и предполагают при определении их размера учет документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов; в противном случае возникает ситуация, когда размер страховых взносов, подлежащих уплате, исказит смысл и назначение предусмотренной федеральным законодателем его дифференциации в зависимости от доходов индивидуального предпринимателя, повлечет избыточное финансовое обременение индивидуальных предпринимателей, уплачивающих налог на доходы физических лиц и не производящих выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, а следовательно, - нарушение баланса публичных интересов и интересов субъектов предпринимательской деятельности, тем самым нарушались бы гарантированные Конституцией РФ свобода экономической деятельности и принцип неприкосновенности частной собственности (статья 8; статья 34, часть 1; статья 35, часть 1).

Приводим примеры судебной практики (положительной для предпринимателей): 

  • п. 27 Обзора судебной практики ВС РФ №3 (2017), утв. Президиумом ВС РФ 12.07.17, 
  • Определение ВС РФ №305-К16-18369, 
  • Постановление АС СЗО от 23.01.18 по делу №А02-630/2017, 
  • Постановление 7ААС от 18.12.18 по делу №А27-15774/2018),
  • Постановление АС УО от 17.05.19 по делу №А60-55635/2018,
  • Определение ВС РФ №304-КГ16-16937 от 18.04.17,
  • Постановление 14ААС от 15.01.19 по делу №А44-7547/2018,
  • Постановление АС ПО от 17.05.19 по делу №А57-16994/2018,
  • Постановление 2ААС от 14.03.19 по делу №А82-19581/2018,
  • Постановление 15ААС от 11.03.19 по делу №А32-33960/2018,
  • Постановление АС ВСО от 25.04.19 по делу №А69-2809/2018,
  • Постановление АС СЗО от 11.04.19 по делу №А52-3885/2018,
  • Апелляционное определение Челябинского областного суда от 24.09.18  №11а-12426/2018.

И в свете такой судебной практики налоговые органы как «самоотверженные защитники государственной казны», несмотря на зафиксированную в НК РФ и вполне конкретную ограниченность  своих процессуальных контрольных полномочий,  стали вести «креативный диалог» под протокол с индивидуальными предпринимателями, которые обращаются с соответствующими жалобами в УФМС России по СПб и с заявлениями в суд после отказа налогового органа в возврате/зачете излишне оплаченных сумм, а оплатить предварительно вынуждены, поскольку в противном случае налоговый орган им блокирует расчетные счета, такого характера: «не создавайте прецеденты, государству нужны деньги, иначе мы вас «возьмем на карандаш». Мало того, налоговый органы стали под любым предлогом нарушать свою обязанность, предусмотренную НК РФ, в течение трех дней направлять жалобу налогоплательщика в УФМС России по СПБ, в то время как налогоплательщик обязан соблюсти такое предварительное обращение до подачи заявления в суд.

Обозначенное в теме Постановление АС Западно-Сибирского округа от 10.06.2019  по делу № А27-22492/2018 подтверждает еще раз вышеуказанную позицию судебной практики по рассматриваемому вопросу - суды трёх инстанций признали обоснованным заявление предпринимателя о признании недействительным требования налогового органа об уплате страховых взносов за 2017 год с суммы доходов без учета расходов.

Надежда на правовое государство в душах налогоплательщиков еще не умерла…

вернуться к новостям